Антигистаминные, противовоспалительные и противоаллергические свойства дезлоратадина

Опубликовал: Valery P.
мая 19, 2016
0 комментариев
1929 Views

Гистамин является одним из наиболее важных медиаторов, который высвобождается из тучных клеток и базофилов при аллергической патоло­гии. Основными средствами для лечения аллергии являются Н1-антигистаминные препараты II поколения (АГ II), которые представляют собой высокоспецифичные агонисты Н1-рецепторов длительного действия. Исследования последних лет показали, что некоторые АГ II помимо антиги- стаминной активности имеют противовоспалительную активность, не связанную с блокадой Н1-рецепторов, а обусловленную блокированием высвобождения медиаторов воспаления базофилами, тучными клетками, уменьшением экспрессии молекул адгезии и угнетением привлечения в зону воспаления клеток аллергического ответа. Таким образом, антигистаминные препараты II поколения могут подавлять развитие поздней фазы и предотвращать хронизацию аллергического воспаления. Данная статья представляет собой обзор имеющейся на данный момент инфор­мации по антигистаминному, противовоспалительному и противоаллергическому профилю дезлоратадина.

Ключевые слова: аллергический ринит, антигистаминные препараты, противовоспалительный эффект, дезлоратадин, антигистаминные препараты II поколения, крапивница.

Для цитирования: Ильина Н.И., Павлова К.С. Антигистаминные, противовоспалительные и противоаллергические свойства дезлоратадина. Consilium Medicum. 2015; 3: 79-83.


Antihistamines, anti-inflammatory and anti-allergic properties of desloratadine

N.Ulyina, K.S.Pavlova

Institute of Immunology. 115478, Russian Federation, Moscow, Kashirskoe sh., d. 24, korp. 2

Histamine is one of the most important mediators that are released from mast cells and basophils in allergic diseases. The main means for the treatment of allergies are H1-antihistamines second generation, which are highly specific agonists H1 receptor for long periods. Recent studies have shown that some of H1-antihistamines in addition to the second-generation antihistamine activity have anti-inflammatory activity that is not related to the blockade of H1-recep- tors, and blocking due to the release of inflammatory mediators by basophils, mast cells, a decrease in the expression of adhesion molecules and inhibition of attraction in the area of inflammation cells allergic response. Thus, the second-generation antihistamines may inhibit the development of late phase and prevent chronization allergic inflammation. This article provides an overview of the currently available information on antihistamines, anti-inflammatory and antiallergic profile of desloratadine.

Key words: allergic rhinitis, antihistamines, anti-inflammatory effect, desloratadine,, antihistamines second generation, urticaria.

For citation: Ilyina N.I., Pavlova K.S. Antihistamines, anti-inflammatory and anti-allergic properties of desloratadine. Consilium Medicum. 2015; 3: 79-83


Гистамин и гистаминовые рецепторы

Гистамин является ключевым медиатором в развитии ал­лергического ринита (АР) и крапивницы. Взаимодействуя с уникальной группой мембранных рецепторов, широко распространенных среди разных подтипов клеток, гиста­мин принимает участие в сложной двунаправленной пере­даче сигнала между цитокинами и воспалительными клет­ками или их предшественниками, облегчает миграцию клеток к области воспаления, стимулирует активность лимфоцитов, модулирует аспекты поведения эозинофилов, нейтрофилов и тучных клеток [1-4], а также является непосредственным генератором конечных симптомов ал­лергии, таких как насморк, чиханье, заложенность носа, назальный, глазной и кожный зуд, сыпь и гиперемия [5].

Действие гистамина опосредуют 4 специализированных широко распространенных рецептора (обозначаемые Hi, Н2, Н3 и Н4) [1]. Локальная концентрация гистамина и ос­новной тип активируемых гистаминовых рецепторов определяют тип вызываемого ими эффекторного ответа [6-8]. Большинство участвующих в воспалительных реак­циях клеток экспрессирует подтипы Н1, Н2 и Н4, причем ре­цептор Н1 играет основную роль в усилении провоспалительной активности клеток аллергического ответа и фун­даментальных для аллергической реакции эффекторных ответов; напротив, рецептор Н2, вероятно, подавляет вос­палительные и эффекторных функции; данные о роли ре­цептора Н4 в формировании иммунного ответа ограниче­ны.

Рецептор Н1 представляет собой трансмембранный про­теин, принадлежащий семейству рецепторов, сопряжен­ных с G-белком (G-protein coupled receptor — GPCR). При активации GPCR, вызванной связыванием с ним специфи­ческого лиганда или агониста, происходит передача сиг­нала от внеклеточного к внутриклеточному окружению. Диссоциирующая при этом субъединица G-белка влияет на внутриклеточную передачу сигнала, которая осуществ­ляется при помощи разных посредников, таких как цикли­ческий аденозинмонофосфат, циклический гуанозинмонофосфат, кальций и ядерный фактор каппа В (NF-kB), по­всеместный фактор транскрипции, который, как пола­гают, играет важную роль в хемотаксисе иммунных клеток, образовании провоспалительных цитокинов, экспрессии клеточных адгезивных молекул, а также других аллергиче­ских и воспалительных состояний [1, 6, 8-11].

Классическая модель активации рецептора требует свя­зывания специфического лиганда или агониста. В ходе ис­следования поведения гистаминового рецептора удалось обнаружить, что он может проявлять и спонтанную, при­сущую ему активность («конститутивная активность»), не­зависящую от агониста. Спонтанно активируемый гистаминовый рецептор взаимодействует со своей внутрикле­точной эффекторной системой посредством типичных интермедиатов и вызывает следующие далее по каскаду со­бытия даже без связывания с гистамином [13]. Концепция конститутивной активности привела к изменению класси­фикации лекарств, действующих на Н1-рецептор. Антигистамины, взаимодействующие с неактивной формой ре­цептора, можно считать «обратными агонистами», они стабилизируют поведение рецептора в неактивном со­стоянии и уменьшают популяцию рецепторов, проявляю­щих конститутивную активность [13-15]. Например, ре­цептор Н1 активирует NF-kB как конститутивным, так и за­висящим от агониста способом, и все клинически доступ­ные Щ-антигистаминные препараты (АГ) ингибируют конститутивную Щ-рецепторную генерацию NF-kB; обрат­ные Н2-агонисты или Н3-агонисты влияния не оказывают [13, 16]. Лиганды, не влияющие на базовые уровни рецеп­торной конститутивной активности, но воздействующие на связывание с агонистами, считаются в соответствии с такой схемой «нейтральными антагонистами». Важно по­нимать, что, поскольку АГ могут теоретически вести себя как обратные агонисты или нейтральные антагонисты, бо­лее правильно называть их Н1-антигистаминными, а не ан­тагонистами Н1-рецепторов [15].

Н1-гистаминовый рецептор в основном ассоциирован с модуляцией провоспалительной активности клеток аллер­гического воспаления. Подавление взаимодействия с ги­стамином является основной целью терапии АР и крапив­ницы Н1-антигистаминными препаратами II поколения (АГ II). АГ II эффективно облегчают симптомы заболева­ний, опосредуемых гистамином, при использовании в ре­комендованных дозах АГ II практически не оказывают не­желательного влияния на центральную нервную систему, не вызывают бессонницы и со значительно меньшей по сравнению с АГ I вероятностью приводят к другим антихолинергическим проявлениям [8]. В настоящее время АГ II рекомендованы в качестве терапии 1-й очереди при АР и крапивнице [17-18].

Отдельные АГ II различаются по фармакологии и, воз­можно, способности подавлять действие провоспалительных медиаторов, участвующих в развертывании аллерги­ческой реакции. Вероятно, некоторые противовоспали­тельные эффекты АГ требуют первоначального взаимо­действия с гистаминовым рецептором, другие не зависят от рецептора [13].

Дезлоратадин: антигистаминное, противовоспалительное и противоаллергическое действие

Дезлоратадин, активный метаболит лоратадина, представляет собой пероральный АГ II, эффективность которого доказана в рандомизированных, контролируе­мых клинических исследованиях, а профиль безопасности и переносимости такой же, что и у плацебо [19-25]. В ис­следованиях in vitro, на моделях животных, а также in vivo было продемонстрировано, что дезлоратадин, подобно та­ким АГ II, как левоцетиризин (активный энантиомер цетиризина) и другие, не только демонстрирует мощный анта­гонизм Н1-рецепторов, но и ингибирует многие медиато­ры воспалительных процессов [12].

Дезлоратадин характеризуется высокой аффинностью и неконкурентным связыванием с рекомбинантным Н1-рецептором, демонстрируя в несколько десятков раз боль­шую активность, чем цетиризин, эбастин, фексофенадин и лоратадин. В ходе исследования определяли (по конечной точке) изменения в гистамининдуцированном повыше­нии содержания конечного продукта — внутриклеточного кальция [26]. После связывания дезлоратадина его диссо­циация от рецептора происходит медленно; через 6 ч не­связанным оказывается только 37% соединения, это позво­ляет предположить псевдонеобратимость и длительное действие [26].

Представляя собой АГ II, дезлоратадин демонстрирует обратный агонизм, снижая далее по каскаду передачу сиг­нала спонтанно активируемыми рецепторами. В одном ис­следовании обнаружено, что дезлоратадин эффективно подавлял передачу сигнала конститутивно активными Н1-рецепторами человека, ассоциированную с образова­нием NF-kB, и снижал базовую активность NF-kB в боль­шей степени, чем эквивалентные концентрации цетиризина, фексофенадина, лоратадина или пириламина [27]. Кроме того, дезлоратадин проявлял большую по сравне­нию с лекарствами сравнения активность при блокирова­нии повышения содержания NF-kB после активации ре­цептора гистамином [27].

Эозинофилы, ключевые эффекторные клетки при ал­лергической реакции, рекрутируются из кровотока в область воспаления, где принимают участие в иммунных реакциях и выделяют множество ранее образованных цитотоксических катионных протеинов (главные протеины, катионные протеины, пероксидаза, протеины нейротоксинов). Кроме того, эозинофилы образуют цитокины, хемокины, лейкотриены  и нейромодуляторы [28]. Дезлоратадин может влиять на хемоаттрактанты и предшественники эозинофилов, а также на их активацию и выживаемость.

Дезлоратадин подавляет высвобождение RANTES (regulated upon activation, normal T-cell expressed and secreted — хемокин, экспрессируемый и секретируемый нормальны­ми Т-клетками при активации) — основного хемоаттрактанта эозинофилов, моноцитов и Т-лимфоцитов. RANTES вызывает активацию эозинофилов и высвобождение ги­стамина из базофилов [27, 29]. В исследованиях дезлората­дин подавлял высвобождение RANTES эпителиальными клеточными линиями назальных полипов в ответ на сти­муляцию фактором некроза опухоли [30], а также секре­цию катионного протеина эозинофилов и активацию туч­ных клеток; это ингибирование приводило также к сниже­нию производства триптазы и лекотриена С4 [31].

АГ облегчают симптомы АР и крапивницы, в основном конкурируя с гистамином за Н1-рецептор; но есть данные и о том, что они могут также ингибировать дегранулирование тучных клеток и последующее высвобождение гиста­мина. После действия дезлоратадина тучные клетки и базофилы человека демонстрируют снижение производства цитокинов, необходимых для воспалительной реакции [33-35].

В исследованиях было показано, что дезлоратадин влияет на адгезию активированных клеток аллергического воспаления к эндотелиальным и эпителиальным тканям. Дезлоратадин in vitro подавлял индуцированную гистами­ном экспрессию Р-селектина (принимающего участие в адгезии и миграции нейтрофилов и эозинофилов) и при­водил к снижению продукции интерлейкина (ИЛ)-6, ИЛ-8 и ИЛ-8 матричной РНК [36]. Назальные эпителиальные клетки, которые 24 ч инкубировали с дезлоратадином, по­казали значимо меньшую экспрессию межклеточных адге­зивных молекул-1 (принимающих участие в активации на­зальных эпителиальных клеток) после действия гистами­на [37].

В исследовании по оценке потенциального противовос­палительного действия дезлоратадина на человеческие эпидермальные клетки культуры кератиноцитов нормаль­ной кожи активировали интерфероном (ИФН)-у в отсут­ствии или присутствии дезлоратадина и оценивали высво­бождение ими RANTES, CXCL8, CCL17/TARC и CSCL10. Кро­ме того, в течение 48 ч отслеживали способность супернатанта кератиноцитов к аттрактации иммунных клеток. Дезлоратадин дозозависимо снижал миграцию клеток Т- хелперов (Th1 и Th2) к ИФН-у-стимулированным кератиноцитам и подавлял конститутивное и ИФН-у-индуцированное выделение хемоаттрактантов человеческими нейтрофилами и эозинофилами. Наиболее значимое сниже­ние наблюдалось для RANTES-ассоциированного трафика эозинофилов. Необходимо отметить, что в этом исследо­вании концентрации дезлоратадина (1-100 мкМ), требуе­мые для ингибирования цитокинов, были значительно выше, чем достигаемые в плазме при терапевтической дозе 10 мг/день [38].

Холодовая крапивница: дозозависимость противовоспалительных и антигистаминных эффектов

Хотя полученные in vitro результаты позволяют предпо­ложить, что дезлоратадин обладает противовоспалитель­ным действием, направленным против важных цитокинов, клиническая значимость этих результатов при стандарт­ных дозировках остается неясной. Многие отмечавшиеся противовоспалительные эффекты дезлоратадина наблю­даются в экспериментах при дозе выше терапевтической [10, 35, 38]. В проспективном рандомизированном двой­ном слепом перекрестном исследовании 30 пациентов с холодовой крапивницей (ХК), клинические проявления которой обусловлены высвобождением медиаторов из тучных клеток, отвечающих на действие холода, было из­учено действие дезлоратадина в суточных дозах 5 или 10 мг. После провокации холодом проявления крапив­ницы регистрировали трехмерным цифровым сканирова­нием и теплографией; при этом измеряли критическую температуру и критическое время стимулирования. Высо­кая доза дезлоратадина значимо улучшала объективные признаки ХК и значимо снижала тяжесть связанных с ХК повреждений кожи по сравнению с дозой 5 мг, без каких- либо нежелательных явлений, связанных с безопасностью или переносимостью [24]. Эти результаты дают убедитель­ное основание предположить, что антигистаминные и противовоспалительные эффекты дезлоратадина клини­чески значимо усиливаются при повышении дозы и под­держивают текущие руководства, рекомендующие повы­шение дозы дезлоратадина при лечении ХК [24].

Заключение

Гистаминовые рецепторы экспрессируются на базофилах, тучных клетках, нейтрофилах, эозинофилах, лимфо­цитах, макрофагах, эндотелиальных и эпителиальных, нервных клетках. Их стимулирование гистамином вызыва­ет основные симптомы аллергического ответа. Присут­ствие гистамина активирует популяцию гистаминовых ре­цепторов, и, вероятно, эта активация представляет собой непрерывный процесс, продолжающийся, пока присут­ствует гистамин. Более того, Щ-рецепторы могут демон­стрировать спонтанную, конститутивную передачу сигна­лов даже без стимуляции гистамином. Антагонисты Н1-рецепторов эффективно снижают симптомы аллергии и уменьшают конститутивную и гистаминстимулированную передачу сигнала рецептором.

Дезлоратадин, антагонист Н1-рецепторов II по­коления, активный метаболит лоратадина, доказал свою клиническую эффективность при лечении множества опосредуемых гистамином заболеваний, а его профиль безопасности и переносимости подобен плацебо. Он ха­рактеризуется самым длинным периодом полувыведения из всех АГ II и связывается сН1-рецептором с высоким сродством, длительно сохраняет связь с рецептором, де­монстрирует неконкурентный антагонизм и обратный агонизм, а также эффективно уменьшает опосредуемые гистамином аллергические явления, связанные с АР и кра­пивницей. Дезлоратадин относится к неседативным АГ и не проявляет побочных эффектов, связанных с блокирова­нием мускариновых рецепторов.

Полученные in vitro данные поддерживают представле­ние о противовоспалительных эффектах дезлоратадина на функции воспалительных клеток и высвобождение ме­диаторов. Собранная информация также позволяет пред­положить, что дезлоратадин может модулировать аспекты воспаления по другим механизмам, отличающимся от бло­кады Н1-гистаминового рецептора.

ФГБУ ГНЦ Институт иммунологии ФМБА России в тече­ние многих лет использует дезлоратадин в повсе­дневной деятельности; сотрудники Института принимали участие в разных клинических исследованиях по изуче­нию эффективности дезлоратадина, имеют боль­шой опыт применения препарата в рутинной практике. Данные клинических исследований с высокодозным при­менением дезлоратадина, где повышение дозы до 10 и 20 мг/сут приводило к большей эффективности у лиц с хронической идиопатической крапивницей при сохра­нении профиля безопасности, свидетельствуют о целесо­образности проведения дополнительных исследований и последующем внесении изменений в инструкцию препа­рата, разрешающих использование более высоких доз.

С момента регистрации препарата дезлоратадин в России накоплен многолетний опыт клинического применения в ежедневной практике при лечении пациен­тов с АР и крапивницей, подтверждающий не только высо­кую эффективность препарата, но и хороший профиль безопасности как у взрослых, так и у детей старше 1 год.


Литература/References

  1. Akdis CA, Simons FER. Histamine receptors are hot in immunopharmacology. Eur J Pharmacol 2006; 533: 69-76.
  2. Akdis CA, Jutel M, Akdis M. Regulatory effects of histamine and histamine receptor ex­pression in human allergic immune responses. Chem Immunol Allergy 2008; 94: 67-82.
  3. Schneider E, Rolli-Derkinderen M, Arock M, Dy M. Trends in histamine research: new functions during immune responses and hematopoiesis. Trends Immunol 2002; 23: 255-63.
  4. Baena-Cagnani CE. Desloratadine activity in concurrent seasonal allergic rhinitis and asthma. Allergy 2001; 56: 21-7.
  5. Zuberbier T, Asero R, Bindslev-Jensen C. EAACI/GA2LEN/EDF/WAO guideline: defini­tion, classification and diagnosis of urticaria. Allergy 2009; 64: 1418-26.
  6. Thurmond RL, Gelfand EW, Dunford PJ. The role of histamine H1 and H4 receptors in allergic inflammation: the search for new antihistamines. Nat Rev Drug Discov 2008; 7: 41-53.
  7. Das AK, Yoshimura S, Mishima R et al. Stimulation of histamine H1 receptor up-regu- lates histamine H1-receptor itself through activation of receptor gene transcription. J Pharmacol Sci 2007; 103: 374-82.
  8. Simons FER. Advances in H1-antihistamines. N Engl J Med 2004; 351: 2203-17.
  9. Bakker RA, Schoonus SB, Smit MJ, Timmerman H, Leurs R. Histamine H(1)-receptor activation of nuclear factor-kappa B: roles for G beta gamma- and G alpha(q/11)- subunits in constitutive and agonist-mediated signaling. Mol Pharmacol 2001; 60: 1133-42.
  10. Canonica GW, Blaiss M. Antihistaminic, anti-Inflammatory, and antiallergic properti­es of the nonsedating second-generation antihistamine desloratadine: a review of the evidence. WAO Journal 2011; 4: 47-53.
  11. Greasley PJ, Clapham JC. Inverse agonism or neutral antagonism at G-protein co­upled receptors: a medicinal chemistry challenge worth pursuing? Eur J Pharmacol 2006; 553: 1-9.
  12. Scadding G. Predicting and establishing the clinical efficacy of a histamine H1- re­ceptor antagonist: desloratadine, the model paradigm. Clin Drug Invest 2005; 25: 153-64.
  13. Leurs R, Church MK, Taglialatela M. H1-antihistamines: inverse agonism, anti-inflam­matory actions and cardiac effects. Clin Exp Allergy 2002; 32: 489-98.
  14. Costa T, Cotecchia S. Historical review: negative efficacy and the constitutive activity of G-protein-coupled receptors. Trends Pharmacol Sci 2005; 26: 618-24.
  15. De Ligt RA, Kourounakis AP, IJzerman AP. Inverse agonism at G-protein-coupled re­ceptors: (patho) physiological relevance and implications for drug discovery. Br J Pharmacol 2000; 130: 1-12.
  16. Bakker RA, Wieland K, Timmerman H, Leurs R. Constitutive activity of the histamine H(1) receptor reveals inverse agonism of histamine H1 receptor antagonists. Eur J Pharmacol 2000; 387: R5-R7.
  17. Bousquet J, Khaltaev N, Cruz AA et al. Allergic rhinitis and its impact on asthma (ARIA) 2008 update (in collaboration with the World Health Organization, GA2LEN and AllerGen). Allergy 2008; 63 (Suppl. 86): 8-160.
  18. Zuberbier T, Asero R, Bindslev-Jensen C. EAACI/GA2LEN/EDF/WAO guideline: mana­gement of urticaria. Allergy 2009; 64: 1427-43.
  19. Bousquet J, Bachert C, Canonica GW et al. ACCEPT-1 Study Group. Efficacy of deslo­ratadine in intermittent allergic rhinitis: a GA2LEN study. Allergy 2009; 64: 1516-23.
  20. Canonica GW, Tarantini F, Compalati E, Penagos M. Efficacy of desloratadine in the treatment of allergic rhinitis: a meta-analysis of randomized, double-blind, control­led trials. Allergy 2007; 62: 359-66.
  21. Monroe E, Finn A, Patel P et al. Desloratadine Urticaria Study Group. Efficacy and sa­fety of desloratadine 5 mg once daily in the treatment of chronic idiopathic urticaria: a double-blind, randomised, placebo-controlled trial. J Am Acad Dermatol 2003; 48: 535-41.
  22. Ortonne J-P, Grob J-J, Auquier P, Dreyfus I. Efficacy and safety of desloratadine in adults with chronic idiopathic urticaria: a randomized, double-blind, placebo-cont­rolled, multicenter trial. Am J Clin Dermatol 2007; 8: 37-42.
  23. Ring J, Hein R, Gauger A et al. Desloratadine Study Group. Once-daily desloratadine improves the signs and symptoms of chronic idiopathic urticaria: a randomised, do­uble-blind, placebo-controlled study. Int J Dermatol 2001; 40: 72-6.
  24. Siebenhaar F, Degener F, Zuberbier T et al. High-dose desloratadine decreases wheal volume and improves cold provocation thresholds compared with standard-dose treatment in patients with acquired cold urticaria: a randomized, placebo-control­led, crossover study. J Allergy Clin Immunol 2009; 123: 672-9.
  25. Zuberbier T, Canonica GW. Desloratadine significantly decreases total symptoms scores in subjects with persistent allergic rhinitis: ACCEPT-2 study in collaboration with GA2LEN. Ann Allergy Asthma Immunol 2009; 102: A119.
  26. Anthes JC, Gilchrest H, Richard C Eckel S et al. Biochemical characterization of des- loratadine, a potent antagonist of the human histamine H1 receptor. Eur J Pharma­col 2002; 449: 229-37.
  27. Wu R-L, Anthes JC, Kreutner W et al. Desloratadine inhibits constitutive and histami­ne-stimulated nuclear factor-KB activity consistent with inverse agonism at the hista­mine H1 receptor. Int Arch Allergy Immunol 2004; 135: 313-8.
  28. Rothenberg ME, Hogan SP. The eosinophil. Annu Rev Immunol 2006; 24: 147-74.
  29. Borish LC, Steinke JW. 2. Cytokines and chemokines. J Allergy Clin Immunol 2003; 111 (Suppl.): S460-S475.
  30. Lebel B, Bousquet J, Czarlewski W, Campbell AM. Loratadine (L) reduces RANTES re­lease by an epithelial cell line. J Allergy Clin Immunol 1997; 99: S444. Abstract 1802.
  31. Kowalski ML, Lewandowska A, Wozniak J et al. Inhibition of nasal polyp mast cell and eosinophil activation by desloratadine. Allergy 2005; 60: 80-5.
  32. Wang YH, Tache Y, Harris AG et al. Desloratadine prevents compound 48/80-indu- ced mast cell degranulation: visualization using a vital fluorescent dye technique. Al­lergy 2005; 60: 117-24.
  33. Genovese A, Patella V, De Crescenzo G et al. Loratadine and desethoxylcarbonyl-lo- ratadine inhibit the immunological release of mediators from human FceRl+ cells. Clin Exp Allergy 1997; 27: 559-67.
  34. Lippert U, Krufyger-Krasagakes S, Moeller A et al. Pharmacological modulation of IL-6 and IL-8 secretion by the H1-antagonist decarboethoxy-loratadine and dexamethasone by human mast and basophilic cell lines. Exp Dermatol 1995; 4 (Part. 2): 272-6.
  35. Weller K, Maurer M. Desloratadine inhibits human skin mast cell activation and hi­stamine release. J Invest Dermatol 2009; 129: 2723-6.
  36. Molet S, Gosset P, Lassalle P et al. Inhibitory activity of loratadine and descarboxyet- hoxyloratadine on histamine-induced activation of endothelial cells. Clin Exp Aller­gy 1997; 27: 1167-74.
  37. Vignola AM, Crampette L, Mondain M et al. Inhibitory activity of loratadine and des- carboethoxyloratadine on expression of ICAM-1 and HLA-DR by nasal epithelial cells. Allergy 1995; 50: 200-3.
  38. Traidl-Hoffmann C, Mufynster I, Ring J, Behrendt H. Impact of desloratadine and lo- ratadine on the crosstalk between human keratinocytes and leukocytes: implications for anti-inflammatory activity of antihistamines. Int Arch Allergy Immunol 2006; 140: 315-20

 


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Ильина Наталья Ивановна — проф., д-р мед. наук ФГБУ ГНЦ Институт иммунологии,
Павлова Ксения Сергеевна — канд. мед. наук ФГБУ ГНЦ Институт иммунологии.


Источник: Consilium Medicum

Комментарии:

FaceBook комментарии: