Роль серотонина в патогенезе и лечении мигрени

Опубликовал: Valery P.
Окт 5, 2015
0 комментариев
1114 Views

Мигрень – заболевание, характеризующееся периодически повторяющимися приступами интенсивной головной боли пульсирующего характера. Боль чаще бывает односторонней, локализуется преимущественно в глазнично-лобно-височной области, сопровождается в большинстве случаев тошнотой, иногда рвотой, плохой переносимостью яркого света и громких звуков (фото- и фонофобия), сонливостью, вялостью после завершения приступа. Заболевание начинается в молодом возрасте и носит наследственный характер [3]. На современном этапе активно проводятся патофизиологические и биохимические исследования в области патогенеза мигрени, а также   поиски действенных методов ее лечения [6,11].

Впервые предположение о связи между мигренью и нарушением обмена эндогенного серотонина было высказано H.Wolff [18]. Серотонин (5-гидрокситриптамин, 5-НТ) – биогенный амин с выраженными вазоконстрикторными свойствами. У человека 90% 5-НТ содержится в энтерохромаффинных клетках слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта. Остальной серотонин находится в тромбоцитах. Роль, которую выполняет серотонин в сосудистом русле, — предмет интенсивных исследований в течение последнего десятилетия [1]. Тот факт, что при распаде, агрегации тромбоцитов (ТР) из них высвобождается серотонин, позволяет рассматривать ТР как периферическую модель серотонинергических нейронов. Предполагают, что в первой фазе приступа мигрени из тромбоцитов высвобождается серотонин, а тучные клетки выделяют гистамин и протеолитические ферменты. Повышение уровня серотонина ведет к вазоконстрикции [7]. Характерная для этого этапа приступа мигрени (фаза ауры) очаговая неврологическая симптоматика обусловлена вазоконстрикцией церебральных сосудов и снижением кровотока в отдельных участках мозга [1]. Серотонин и гистамин увеличивают проницаемость капилляров, что способствует транссудации плазмокининов. Сочетанное действие плазмокининов и серотонина на рецепторы стенок артерий снижает порог их чувствительности к боли [7]. В фазе головной боли наблюдается увеличение экскреции серотонина и его метаболитов с мочой и последующее снижение его содержания в плазме и центральной нервной системе. Это приводит к гипотонии церебральных сосудов, их избыточному растяжению, периваскулярному отеку, раздражению болевых рецепторов [1]. Таким образом, развитию цефалгии способствуют снижение порога чувствительности к боли и расширение сосудов   головы [7].

Серотонинергическая нейрональная система представлена многочисленными нейронами ядер центрального серого вещества, шва ствола среднего мозга и широкой сетью аксонов, проецирующихся в различные структуры головного и спинного мозга. Эти структуры ЦНС традиционно рассматриваются как одно из главных звеньев эндогенной антиноцицептивной системы. Известно, что серотонинергические нейроны шва среднего мозга иннервируют церебральные сосуды, а их активность влияет на интенсивность мозгового кровотока [1].

Интересную теорию сформулировал F. Sicuteri [9, 16]. Болевая импульсация подвергается контролю на разных уровнях ЦНС. В стволе мозга имеются нейрональные центры, которые оказывают тормозящее действие на боль. Это так называемая антиноцицептивная система, в которой освобождаются специальные противоболевые медиаторы — эндорфин и энкефалин [16]. Была предложена «серотониновая» теория мигрени [1, 8, 9, 16], согласно которой при мигрени имеется генетически обусловленный дефект перемены серотонина в зрительном бугре. Он проявляется периодически под влиянием различных нагрузок приступами мигрени. Снижение уровня 5-НТ в ЦНС приводит к дисфункции эндогенной серотонинергической антиноцицептивной системы, нарушению центральной регуляции болевой чувствительности. Эти данные позволили предположить, что возникновение приступа мигрени находится в тесной связи с нарушением обмена серотонина [1].

Результаты исследований G.D. D’Andrea, L. Has-selmark, M. Alecci et al. показывают, что функции тромбоцитов значительно различаются между двумя клиническими группами больных – мигрень с аурой и мигрень без ауры. Уменьшение выделения серотонина из альфа-гранул ТР в ответ на коллагеновую стимуляцию было обнаружено только у больных мигренью с аурой. Возможно, это обусловлено вовлечением аномального С-мостика протеинкиназы, связанной с коллаген-индуцированной секрецией, что приводит к аномалиям в трансформации клеточного сигнала [13]. G.D. D’Andrea, S. Nagel-Leiby, S. Grunfeld et al. определили уровни тромбоцитарных катехоламинов (дофамина, эпинефрина, нор-эпинефрина (НЭ)). Было установлено, что уровень тромбоцитарного НЭ у больных мигренью без ауры выше, чем у больных мигренью с аурой. Уровни тромбоцитарного эпинефрина и дофамина были одинаковыми. Высказано предположение, что различия в клинике между этими группами обусловлены различием в метаболическом балансе между НЭ и серотонином [14].

Результаты исследований A. Pradalier, J.M. Launay, N. Cauet et al. показали наличие двух типов высвобождающихся плазматических факторов: гистамин рилизинг-фактор присутствует в крови больных с мигренью без криза и во время него; катехоламин-серотониновый рилизинг-фактор – только во время криза в обедненной тромбоцитами плазме этих больных [15]. Обсуждаются два возможных механизма действия 5-НТ при мигрени: 1) периферическое действие на серотониновые рецепторы церебральных и экстрацеребральных сосудов; 2) центральное действие в качестве нейротрансмиттера, участвующего в проведении болевого импульса [6].

Современная классификация серотониновых рецепторов, предложенная в 1993г., выделяет семь их популяций. Открыты специфические подтипы 5-НТ1-рецепторов, локализованные в церебральных сосудах и сенсорном ядре тройничного нерва. В патогенезе мигрени и механизмах действия антимигренозных средств принимают участие лишь некоторые из типов серотониновых рецепторов. Так, агонисты 5-НТ1-рецепторов эффективно купируют приступ, а средства профилактики мигрени являются антагонистами 5-НТ2-рецепторов или модулируют активность серотонинергических нейронов [1]. Как полагают, среди рецепторов для серотонина, входящих в семейство 5-НТ1, активация 5-НТ1В — и 5-НТ1D-рецепторов служит ключевым моментом в механизме действия этих препаратов [10]. Почти все неблагоприятные эффекты серотонина в отношении сосудистой системы опосредуются рецепторами 5-НТ2-подтипа. В сосудистом русле 5-НТ2-рецепторы обнаружены в гладкомышечных клетках средней оболочки кровеносных сосудов и в тромбоцитах циркулирующей крови. Стимуляция этих рецепторов приводит к выраженной вазоконстрикции [17].

Основной целью профилактического, т.е. межприступного, лечения является снижение частоты и тяжести приступов [3, 11]. Превентивную терапию мигрени следует проводить в том случае, если у больного отмечаются по крайней мере два тяжелых приступа на протяжении месяца. Лечение должно проводиться в течение 6 — 12 мес [8]. Проявления побочных эффектов должны быть сведены к минимуму [3]. До сих пор широко применяемые в профилактике мигрени дигидроэрготамин, вазобрал в последнее время подвергаются критике, поскольку они могут вызвать «немые» очаги ишемии головного мозга. Особую осторожность следует соблюдать у пациентов старше 60 лет [8].

В последние годы за рубежом широкое распространение в превентивной терапии мигрени получили антагонисты 5-НТ2-рецепторов, обладающие антисеротониновым действием [2 — 4, 8]. Метисергид (дизерил, сансерт) —самый эффективный противомигренозный препарат из этой группы. Снимая эффект серотонина, дизерил сам вызывает постоянную констрикцию сосудов, повышает тонус венозных сосудов, способствуя улучшению венозного оттока и снижению внутричерепной гипертензии. Возможно, дизерил действует не только через периферическую вазомоторную регуляцию, но и через центральные вегетативные структуры, где серотонин является одним из медиаторов [2]. Некоторые авторы рекомендуют ограничить применение метисергида, так как он вызывает частые побочные явления: крампи, бессонницу, тошноту, атаксию, депрессию. Самое тяжелое осложнение — забрюшинный фиброз, приводящий к нарушению проходимости мочеточников и уремии. Фиброз может затронуть плевру, сердечные клапаны и другие органы. Для предупреждения подобных ситуаций рекомендуется прием 4 — 6 мг препарата в сутки в течение 2 мес, а затем, после перерыва в 1 мес, повторный прием 2 мес. Продолжительность терапии метисергидом – 6 мес. Отменять препарат следует постепенно, в течение 6 — 8 недель [2, 4, 8].

Пизотифен (сандомигран, ВС-105) считается одним из лучших противомигренозных средств, поскольку он обладает высокой эффективностью и слабым побочным действием. Назначается перорально в дозе 3 мг в сутки. Продолжительность терапии – 12 мес. Препарат вызывает сильный противосеротониновый и антигистаминный эффект. Кроме того, он действует антагонистически по отношению к триптамину и ацетилхолину и в то же время не обладает противобрадикининовыми свойствами, т.е. является противоаминным препаратом. Побочные реакции выражаются в повышении аппетита и прибавке массы тела. Реже наблюдается сонливость, которая исчезает в процессе лечения. Благодаря сходству с трициклическими тимолептическими средствами пизотифен оказывает антидепрессивное влияние, стабилизирует вазомоторные реакции [2, 4, 8].

Ципрогептадин (перитол, периактин) обладает антигистаминной активностью, является сильным противосеротониновым веществом, имеет сходный с метисергидом и пизотифеном механизм действия. Назначается в дозе 4 — 16 мг в сутки. Длительность терапии – 6 — 12 мес. Побочные явления: сонливость, ощущение сухости во рту, тошнота, шум в ушах, иногда локомоторная атаксия [2, 4].

Лисенил – производное лизергиновой кислоты, по действию схож с метисергидом.

Диваскан обладает противосеротониновым, антигистаминным и противобрадикининовым эффектами.

Диметотиазин (мигрестен) – производное фенотиазина, обладает противосеротониновым, антигистаминным и легким адренолитическим действием [2].

Для купирования приступа мигрени используется целый ряд препаратов. К препаратам первого ряда (специфическая терапия) относятся селективные агонисты 5-НТ1-рецепторов [1, 3 — 5, 8, 10, 12]. Они воздействуют на основные патогенетические механизмы мигрени и поэтому являются наиболее эффективными среди имеющихся противомигренозных средств, обеспечивают купирование приступа даже в развернутой фазе, имеют хорошую биодоступность. Эти препараты избирательно действуют на серотониновые рецепторы сосудов бассейна наружной сонной артерии, блокируют выделение субстанции Р из окончаний тройничного нерва и предотвращают нейрогенное воспаление [3 — 5, 8, 10, 12]. К сожалению, отличаются высокой стоимостью [11], к тому же их с осторожностью следует назначать при артериальной гипертензии, ишемической болезни сердца, другой сопутствующей патологии сердечно-сосудистой системы и сахарном диабете [4, 12]. К побочным эффектам агонистов серотониновых рецепторов относятся чувство покалывания, давления, тяжести в разных частях тела, гиперемия лица, усталость, сонливость, общая слабость. Низкая их эффективность отмечена у лиц старше 50 лет, при возникновении приступа в ночное время, при приеме лекарства позднее 4 часов от начала приступа [4, 8, 12]. Учитывая вышеизложенное, больным следует сообщать не только о преимуществах предложенного лечения, но и о возможном риске его применения, побочных эффектах [11].

Для повышения эффективности терапии селективными агонистами серотонина необходимо соблюдать следующие правила [4]:

  • применять только для купирования приступов, а не   для превентивной терапии мигрени;
  • препараты желательно принимать в начале болевого приступа (не позднее 1 часа от момента его возникновения);
  • в случае недостаточного уменьшения боли и сопутствующих симптомов можно в течение суток принять еще 2 таблетки с интервалом в 3 часа, но не более 3 таблеток в течение 24 часов [4].

Суматриптан применяется в таблетированной (50, 100 мг) или инъекционной форме по 6 мг для подкожного введения и в виде назального спрея. Эффективность суматриптана при использовании любой лекарственной формы составляет 70 — 80%. Работоспособность пациентов восстанавливается, как правило, через 1 — 2 часа при подкожном применении и через 3 — 4 часа при приеме внутрь, причем независимо от дозы [3, 4, 8, 10]. Наратриптан — таблетки по 2,5 мг. Поскольку у этого препарата период полувыведения равен 5 часам, он может быть эффективен при купировании продолжительных мигренозных атак. «Возврат головной боли» в ближайшие 24 часа наблюдается реже,   чем при приеме суматриптана [4]. Золмитриптан — таблетки по 2,5 мг. Эффект наступает через 20—30 минут. Преимуществами золмитриптана перед другими триптанами являются: 1) более высокая клиническая эффективность при пероральном приеме; 2) более быстрое достижение терапевтического уровня препарата в плазме крови; 3) меньшее вазоконстрикторное влияние на коронарные сосуды [4, 5].

Препараты второго ряда — это традиционно применяемые при мигрени препараты спорыньи, которые обладают неселективным действием в отношении серотониновых рецепторов (чем обусловлена основная масса их побочных эффектов), вызывают выраженный вазоконстрикторный эффект, альфа-адреноблокирующее и дофаминергическое действие, способны ингибировать обратный захват норадреналина, устраняют боль, нормализуют кровоток, уменьшают дилатацию вен, артериовенозное шунтирование, оказывают антиагрегантное влияние [2, 12]. Довольно эффективны комбинации эрготамина с кофеином, амидопирином, барбиталом, анальгетиками, седативными, антигистаминными средствами. В последнее время появились препараты спорыньи в виде назального спрея; эффект от них наступает быстро, побочных явлений меньше [12]. Тем не менее при передозировке или повышенной чувствительности к эрготаминовым препаратам возможны загрудинная боль, парестезии и боли в конечностях, рвота, понос (явления эрготизма) [2, 4]. Поэтому максимальная доза не должна превышать 4 мг/сут. Дозу не следует повторять раньше, чем через 4 дня, и применять не чаще, чем при 6 приступах в месяц. Эрготамин и дигидроэрготамин нецелесообразно принимать пациентам в возрасте более 65 лет [8].

Препараты эрготамина и селективные агонисты серотониновых рецепторов в настоящее время являются базовыми лекарствами, используемыми для купирования приступов мигрени. Рекомендуется также прием болеутоляющего средства одновременно с противорвотными препаратами (метоклопрамид — таблетки или свечи 10—30 мг; левомепромазин — таблетки 10—50 мг или внутримышечно   12,5—25 мг; домперидон — таблетки 20—30 мг или свечи 30—60 мг), которые ускоряют опорожнение желудка и всасывание анальгетика в тот момент, когда возникает головная боль [4, 8].

Таким образом, анализ данных литературы свидетельствует о том, что симптомы продромальной фазы мигрени являются следствием дисфункции центральной серотонинергической и дофаминергической систем. Углубленное изучение роли серотонина и 5-НТ-рецепторов в патогенезе мигрени будет способствовать появлению новых эффективных антимигренозных препаратов [1].

 

Литература

  1. Амелин А.В., Скоромец А.А., Игнатов Ю.Д. // Журн. неврологии и психиатрии.— 2000.— № 7.— С. 55.
  2. Бадалян Л.О., Темин П.А., Никанорова М.Ю. // Журн. неврологии и психиатрии.— 1995.— Т. 95, № 4. — С. 87 — 93.
  3. Вейн А.М., Данилов А. Б., Рябус М.В. // Лечащий врач.— 2001.— № 9.—С.44—48.
  4. Дорофеева М.Ю., Белоусова Е.Д., Ермаков А.Ю. и др. // Фарматека.— 2003.— № 4.— С. 56—59.
  5. Калашникова Л.А. // Неврол. журнал.—1999.— № 4.— С.37—40.
  6. Колосова О.А., Осипова В.В. // Журн. неврологии и психиатрии. — 1991.— № 5. — С.104—106.
  7. Лечение мигрени: Метод. рекомендации / Сост. А.А. Матевосян. — Ереван, 1986.
  8. Мендель Т., Члонковска А. // Новости фармации и медицины. — 1998. — №1— 2.— С. 2—7.
  9. Прусинский А. // Применение сермиона при заболеваниях сосудов мозга: М-лы конф. – Рига, 1987.— С. 75—87.
  10. Пухальская Т.Г., Колосова О.А., Соловьева А.Д. // Неврол. журнал. —1999.— № 3.— С. 40—42.
  11. Садоха К.А. //Мед. новости.—1996.— № 11.— С. 43.
  12. Цымбалюк В.И., Лузан Б. Н.// Doctor. — 2003.— № 1.— С. 21—26.
  13. D’Andrea G.D., Hasselmark Z., Alecci M. et al. // J. Neurol., Neurosurg., Psychiatry.— 1994.— V. 57, N 5.— P. 557.
  14. D’Andrea G.D., Nagel-Leiby S., Grunfeld S. et al. // Cephalgia.— 1989. —V.9, N 1.— P. 3—5.
  15. Pradalier A., Launay J.M., Cauet N. et al. // Presse med.— 1990.— V. 19, N11.— P. 501—505.
  16. Sicuteri F. Handbuch der experimentellen Pharmacologie. — Berlin: Springer, 1970.
  17. Wiernsperger N.F. // J. of Cardiovasc. Pharmacol. — 1994. — V. 23.— Suppl. 3.— Р. 37—43.
  18. Wolff H.G. Headache and other headpain. — New York: Oxford University Press, 1963.

Источник: mednovosti.by

Комментарии:

Comments are closed.

FaceBook комментарии: